Мелик-Пашаев А.А.

Мелик-Пашаев Александр Александрович

Мелик-Пашаев Александр Александрович

Мелик-Пашаев Александр Александрович (9 июля 1941) - российский психолог, кандидат психологических наук (1975), доктор психологических наук (1995), специалист в области общей психологии. Член диссертационных советов при ПИРАО, ИХО РАО, член Международного совета по музыкальному воспитанию.

В начале 1991 года Геннадий Алексеевич Пожидаев, тогда еще в ранге и.о. главного редактора, представил читателям первый номер нового журнала «Искусство в школе». Стало быть, нам 22 года? Дата, прямо скажем, не круглая. Но мы имеем основания праздновать в этом году и круглую дату – тридцатилетие нашего издания! Ведь девяносто первый – не год рождения журнала, а год наречения нового имени.
О проекте «Голос» так много и хорошо говорили, что я рискнул заглянуть на первый канал. Видел фрагменты некоторых туров и, главное, финал. И был приятно удивлен и обнадежен! Больше всего даже не тем, как пели финалистки, а итоговой оценкой.
Нехорошо, наверное, так думать, но мне все чаще кажется, что нашу науку – особенно гуманитарную, и наше образование – особенно гуманитарно-художественное сознательно, системно и компетентно уничтожают.
Попытки определить понятие «культура» давно исчисляются сотнями, и немалыми. Художественная культура – только часть ее, но, как мы знаем, очертить границы этого понятия тоже нелегко. Потому и содержание учебного предмета МХК остается довольно неопределенным, а границы – подвижными. Что имеет не только отрицательную, но и положительную сторону.
У японских керамистов был обычай, завершая изделие, оставлять вмятины в его еще не отвердевшем теле. Чтобы человек, который столетия спустя станет пить из этой чашки, вложил руку в руку мастера. Это называлось рукопожатием через вещь.
Статья посвящена проблеме взаимодействия церковной и светской культуры, в том числе – христианской антропологии и психологического знания о человеке.
Арттерапия, если понимать ее как целенаправленное использование некоторых психологических и медицинских эффектов художественного творчества и восприятия, представляется явлением совсем недавним с исторической точки зрения.
Возникновение Ассоциации учителей искусства - событие, исключительно значимое в двух отношениях. Во-первых, просто потому, что оно произошло. Это дает учителям надежду, что их дело не будет окончательно сведено на нет культурно-образовательной политикой, чуждой, если не враждебной всему, что имеет отношение к человеческой душе.Единство искусств в культуре и в образовании.
Я воспринимаю его не как общие и ни к чему не обязывающие слова и не как популистский лозунг, а как единственное прочное основание педагогической работы, сочетающее в себе нравственную безукоризненность и истинность, хотя и не очевидную. Существуют психологические и педагогические, богословские и терапевтические свидетельства того, что человек - по природе творческое существо, и реализация этого потенциала - жизненная необходимость каждого человека, каждого ребенка, хотя не всегда осознаваемая, но это особая тема.
«Эффективное обучение музыке, искусству, танцу или ритмике по самой сути гораздо ближе, чем преподавание так называемых» основных предметов, к сущностному образованию…
Главная цель настоящей Записки – привлечь внимание ведомств, учреждений и конкретных лиц, определяющих и ответственных за образовательную политику в России, к возможностям общего художественного образования, к резкому несоответствию этих возможностей и наличного состояния дел и к тем неотвратимым и, возможно, необратимым последствиям, которые оно за собой влечет.
Кажется, все «вопросы педагогики» скоро сведутся к одному, шекспировскому: быть или не быть в России этой самой педагогике? Вернее – тому, что достойно называться педагогикой, а говоря по-русски – детоводительством?
Проблема, обсуждаемая в этой статье, подсказана художественными произведениями так называемого исторического жанра. Правда, искусствоведческие критерии принадлежности к этому жанру весьма неопределенны, но ясно, что в таких случаях автор имеет дело с прошлым, и чаще всего лежащим за чертой его прижизненного опыта.
Каждый, кто перелистывал учебник психологии или слушал вводную лекцию по этому предмету, должен знать, что психология — это «наука о душе». Может быть, более близкое знакомство с ней оказалось таким неудачным, что заставило забыть о значении ее имени? Мы постараемся вновь наполнить его смыслом — трудно ведь придумать, кому более, чем учителю, нужно понимание душевной жизни другого человека.
1991
№1.
С. 15-19.

Страницы

Подписка на Мелик-Пашаев А.А.